Зерновой хлеб  

Зерновой хлеб

В большой миске смешайте:

* 2 стакана молока (чуть теплого)

* 2 пакетика сухих дрожжей

* 1 чайную ложку соли

* 1/2 стакана меда

* 1/4 стакана темного коричневого сахара

Накройте смесь крышкой и оставьте в теплом месте, пока она не увеличится в объеме вдвое (примерно на полчаса). Добавьте к этой смеси:

* 3 столовые ложки размягченного сливочного масла

* 2 яйца

* 1 стакан неотбеленной пшеничной муки

Размешивайте, пока смесь не вспенится. Теперь добавьте:

* 1/2 стакана зерен пшеницы

* 1/2 стакана овсяных хлопьев

* 2 стакана пшеничной муки

* 2 столовых ложки семян кунжута

Выложите получившееся тесто на посыпанную мукой доску и постепенно продолжайте вмешивать в него неотбеленную пшеничную муку, пока оно не станет гладким и эластичным и перестанет прилипать к рукам.

Положите тесто в миску, смазанную жиром и немного обваляйте его в жире. Затем накройте его чистой тканью и оставьте в теплом месте подниматься (примерно на час), пока оно не увеличится в объеме вдвое. После этого примните его, разделите на два или больше продолговатых хлебца, придав им форму, приблизительно напоминающую мумию, и положите на смазанные жиром листы для выпечки печенья. Накройте их и снова поставьте в теплое место, пока они опять не увеличатся в два раза. Выпекайте хлебцы в предварительно разогретой духовке при температуре 175 градусов примерно один час или до готовности, когда они станут полыми на ощупь.

Если жатва хлеба — это смерть бога зерна, то прорастание зерна — его возрождение. В некоторых странах Средиземноморья женщины проращивали зерна пшеницы в глиняных блюдцах или чашах. Эти чаши с пророщенным зерном назывались «Садами Адониса»; их приносили в дар древнему богу, бросая в ручьи, реки или в море. (В более поздние времена их приносили в дар старому богу, оставляя в храмах новой религии).

Готовясь к обрядам Ламмаса, вы, может быть, захотите прорастить несколько зернышек пшеницы, чтобы запечь их в каравай Ламмаса в качестве символа возрождения, а также чтобы использовать их для жертвоприношений в обрядах Ламмаса.

Лучший вид сосуда для проращивания чего-либо — это, как я обнаружила, блюда из неглазурованной терракоты, точно такие же, как поддоны у цветочных горшков. Вам понадобятся два таких блюда примерно по 20 см в диаметре. Затем замочите приблизительно полстакана зерен пшеницы (их можно купить в магазине диетических продуктов) в стакане холодной воды на ночь. Наутро положите их в миску, промойте холодной водой и выбросьте те зерна, которые всплыли. После этого поместите их в одно из блюд из терракоты и накройте его сверху другим. Оставьте накрытые зерна в тихом темном месте, где они начнут расти и шевелиться, словно во чреве самой земли. На следующий день снова промойте пшеницу в холодной. воде и верните обратно, в накрытое блюдо, в тихое темное место. Промывайте ростки каждый день, а затем, в канун Ламмаса (или в любой день, когда вы собираетесь печь хлеба Ламмаса), отберите примерно половину ростков и вмешайте их в соответствующий момент в тесто для хлеба. (В приведенном выше рецепте ростки пшеницы можно заменить овсяными хлопьями и семенами кунжута.) Оставшуюся половину промойте водой еще раз и оставьте ростки под прямыми солнечными лучами. Это поможет им выработать зеленый хлорофилл для формирующихся побегов.



Это — те ростки, которые будут принесены в дар богу в день Ламмаса. Найдя подходящий ручей или реку, опустите блюдо с ростками в воду и осторожно пустите их по течению, произнося слова, подобные этим:

Бог зерна,

Владыка, возрождения,

Возвращайся весной,

Обнови землю.

День Ламмаса по традиции был в Европе днем сбора ягод, особенно черники. Когда-то сбор черники и ее поедание были сакральными действиями. Во время Ламмаса в наших местах ягод нет, и собирать нечего. Земляника, малина и брусника с голубикой уже прошли, а следующий урожай малины будет только в октябре. Но эти ягоды уже собраны и законсервированы, и сваренный из них джем превосходен с хлебом из непросеянной муки, особенно если хлеб теплый, свежевыпеченный. А еще вкуснее — с несоленым сливочным маслом.

Хлеб, густо намазанный маслом, — это кушанье, особенно подходящее для Ламмаса, потому что масло посвящено богине Бригите, которая является ипостасью Матери хлеба.

Спиртные напитки, сваренные из зерна, — эль, пиво или виски — такая же часть празднества Ламмаса, как и хлеб. В этой своей ипостаси бог зерна известен под ласковым прозвищем «Джон ячменное зерно». Из-за того, что эти напитки способны вызывать измененные состояния сознания, а также внушать веселье, в древности к ним относились так же, как к некоторым растениям и грибам. Для последователей культа Диониса по этой же причине священным было вино, а винопитие рассматривалось ими как священный ритуал. Дионис — это бог растительности, отождествляемый с вином, но так же, как и другие боги зерна и растительности в первую очередь он является богом смерти и возрождения. Дионис, очевидно, эволюционировал непосредственно из какого-то более раннего шаманистского бога животных, который властвовал над духами животных, убитых на охоте, и возвращал их к жизни, чтобы на них снова можно было охотиться. Жрецы Диониса, луперки, продолжали носить одежды из козлиной шкуры, доспавшиеся от предшественников-шаманов. В то же время сам бог был не только богом охоты и виноградной лозы, но и богом смерти и возрождения людей.



Диониса стали считать мужским соответствием богини зерна Деметры, основавшей центр своего культа в Элевсине, где к ней когда-то относились с большим почтением. Там ежегодно проводились Элевсинские мистерии, но о них очень мало известно, так как те, кто участвовал в этих обрядах, клялись хранить их в тайне. Известна лишь малая частица этих ритуалов: участникам показывали колосок зерна и говорили: «Узри колос зерна, сжатый в тишине».

Как и последователям культов Аттиса и Диониса, поклонникам Деметры и Персефоны даровались победа над смертью и вечная жизнь.

Когда месяц трав идет на убыль, а затем растет месяц ячменя, августовские дни наполняются гудением насекомых. Высоко на деревьях раздается зов цикад, а на полях и лугах стрекочут кузнечики, и голоса насекомых звучат громче, чем пение птиц. Птичье гнездо среди ветвей груши теперь опустело, а ведь еще с месяц назад хлопотливые крапивники кормили тут свой голодный выводок.

Там, где когда-то проходили люди с серпами и косами в руках, собирая золотой урожай, теперь механические чудовища скашивают священное зерно. Но то здесь, то там в священной тишине собираются небольшие группы, чтобы почтить бога зерна и Мать хлеба, разделить священный каравай и пригубить древнего хмельного напитка, и этим древним обычаем, обретенным в прошлом, обеспечить будущее для старых богов и их тайных детей.

Среди августовского изобилия мы ощущаем настоятельную необходимость подготовиться к более скудным дням, лежащим впереди. Теперь связки лука с хрустящей янтарной шелухой свисают со стропил деревянного сарая, сушась на летнем ветерке. Настанет месяц, когда их перенесут в погреб, где они будут храниться для зимней пищи. Созревающие сейчас красные помидоры скоро пойдут на приправу и будут законсервированы на несколько зим вперед, а капусту, что заквашена в глиняном горшке и уже перебродила в тихом уголке погреба, тоже скоро переложат в яркие, блестящие стеклянные банки.

На винограднике широкие листья винограда греются на солнышке, вырабатывая сахар для гроздьев, свисающих еще зелеными с лоз; но, когда приблизится сентябрь и на обочина;; и живых изгородях появятся желтые брызги золотарника и красные — сумаха, виноград нальется соком и станет фиолетово-черным. Но пока нам остается лишь дожидаться прихода осенних дней.


5916963033144828.html
5917038485320163.html
    PR.RU™